Instalacje elektroenergetyczne Warszawa читать далее.

Переворот 1876 г.

В апреле — начале мая 1876 г. город был охвачен волнениями. Состоялись демонстрации рабочих военного и морского арсеналов, потребовавших своевременной выплаты жалованья. Роптали ремесленники и торговцы, возмущенные ростом цен и налогов.

С начала мая толпы софт стали ежедневно собираться во дворах крупных стамбульских мечетей и митинговать. Особенно многочисленными были собрания у мечети Мехмед Фатих. Софты начали вооружаться. В те дни в оружейных лавках Стамбула было раскуплено около 15 тыс. ружей. В городе распространялись антиправительственные листовки. 9 мая 250 софт медресе при мечети Мехмед Фатих прекратили занятия и организовали митинг. Вскоре на площади Баязида собралось 5 тыс. софт из разных медресе. Через военного министра, прибывшего на площадь, они передали султану требование сменить великого везира и шейх-уль-ислама.

На следующий день волнения возобновились с новой силой. С самого утра начали митинговать учащиеся медресе при мечетях Мехмед Фатих, Баязидийе и Сулейманийе. Ораторы заявляли, что права и независимость государства попираются врагами и что виновниками создавшегося положения являются многие высокопоставленные лица империи. Когда на площадь Фатих прибыл министр полиции, софты заявили ему, что они ищут средства для спасения отечества и требуют замены великого везира. Число демонстрантов росло, к ним постепенно присоединялись тысячи горожан-мусульман. Напуганная многочисленностью демонстрантов, Порта не рискнула бросить против них войска. Волнения стихийно перерастали в восстание. Многочисленная колонна демонстрантов двинулась к зданию Порты. Раздавались угрозы по адресу великого везира и шейх-уль-ислама. «Софты, в числе от 5 до 6 тысяч,— вспоминал один из очевидцев событий,— показались на главной улице, ведущей от моря к зданию Порты. Под их лохмотьями видно было оружие, умышленно плохо скрываемое». Перепуганный султан выслал к демонстрантам своего главного адъютанта и первого секретаря. Софты в категорической форме заявили, что настаивают на замене великого везира и шейх-уль-ислама. Султан пригласил представителей демонстрантов во дворец, но софты отклонили приглашение.

Вечер 10-го и ночь на 11 мая 1876 г. прошли в тревожном ожидании предстоящих событий. Наутро число демонстрантов еще более возросло. Султану пришлось сменить великого везира, шейх-уль-ислама и нескольких министров. Лидер антиправительственной оппозиции Мидхат-паша вошел в состав нового кабинета в качестве министра без портфеля. Но не прошло и нескольких дней, как выяснилось, что султан намерен ограничиться этими переменами и не обещает радикальных реформ государственного управления. Тогда софты возобновили демонстрации, требуя проведения реформ. Опасаясь дальнейшего развития народных выступлений, группа министров, в числе которых был и Мидхат-паша, организовала дворцовый переворот. В ночь с 29 на 30 мая курсанты стамбульского военного училища и части войск стамбульского гарнизона окружили дворец Дол-мабахче. С моря дворец блокировал поддержавший заговорщиков броненосец «Масудийе». Султан Абдул Азиз был низложен, на престол возвели Мурада V, известного либеральными взглядами.

После переворота в течение трех месяцев Стамбул был ареной ожесточенной политической борьбы между сторонниками и противниками конституции. 31 августа 1876 г. вместо Мурада V, у которого обнаружилось тяжелое расстройство нервной системы, на престол вступил Абдул Хамид II, обещавший конституционалистам свою поддержку.

Летом и осенью 1876 г. вся общественная жизнь Стамбула была сконцентрирована вокруг единственной темы — конституции. Ряд турецких газет столицы выступил со статьями в поддержку конституционных проектов. Видный стамбульский улем Эсад-эфенди даже опубликовал памфлет «Конституционное правительство», в котором доказывал, что конституция отнюдь не противоречит духу и нормам ислама. Реакционные же круги утверждали, что конституция — вредное и противоречащее мусульманской религии новшество. Некоторые представители мусульманского духовенства и софт направили Мидхат-паше записку, в которой выражали протест против идеи провозглашения конституции и учреждения парламента, особенно решительно отвергая мысль об участии в парламенте христиан. Со своей стороны, султан под разными предлогами оттягивал выполнение обещаний, которые он дал конституционалистам. Внешнеполитические события и вновь возникшая угроза вмешательства европейских держав в связи с положением в балканских провинциях империи вынудили наконец Абдул Хамида пойти на уступки. 19 декабря лидер конституционалистов Мидхат-паша занял пост великого везира. К тому времени был разработан проект конституции.

Турецкие конституционалисты получили поддержку части стамбульской инонациональной торгово-ростовщической буржуазии. В XIX в. султан и Порта проявляли особую заинтересованность в сотрудничестве с этим социальным слоем, так как мощные национально-освободительные движения, ставшие в тот период важнейшей политической проблемой, периодически ставили империю в катастрофическое положение и приводили к вмешательству европейских держав в ее дела. Не случайно в 60-х — начале 70-х годов в статусе немусульманских общин Стамбула были произведены изменения. Они стали управляться на основе особых конституций, утвержденных султаном. Такие конституции, расширившие выборные начала в руководстве светскими делами общин, явно были направлены на то, чтобы сбить волну национального движения нетурецких народов. В главах общий правящие круги империи видели важный инструмент сдерживания освободительной борьбы. Кстати, число немусульманских общин выросло — появились общины армян-католиков, греков-католиков, болгарская община, отделившаяся от Константинопольской патриархии, небольшие общины протестантов и болгар-католиков.

Лидеры конституционалистов сотрудничали с рядом видных деятелей из среды нетурецких народов. Ближайшим советником Мидхата был крупный дипломат, представитель деловых кругов армян столицы Григор Отян. В разработке конституционных проектов участвовал и товарищ министра иностранных дел грек Каратеодори. В одной из комиссий по подготовке конституции вместе с лидерами конституционалистов (Намык Кемаль и Зия) работали член Государственного совета армянин Чамич Ованес и некоторые другие представители немусульманских общин столицы. Конечно, это сотрудничество не означало поддержки конституционалистов всем немусульманским населением империи и столицы, ибо Мидхат и его сподвижники не шли дальше идеи равенства всех подданных империи при безусловном сохранении верховной власти султана.

23 декабря 1876 г. в Стамбуле был дождливый день. И все же на площади у здания Порты собралось множество людей, пришедших на церемонию провозглашения конституции. Около часа дня перед собравшимися появился первый секретарь султана Саид-бей. Он вручил Мидхату султанский, указ о провозглашении конституции и ее текст. Главный секретарь Порты Махмуд Джелаледдин зачитал эти документы. Указ гласил, что конституция, гарантирующая свободу и равенство всем подданным империи, совместима с законами ислама и традициями страны и является продолжением реформ, проводившихся предшественниками ныне здравствующего султана. Затем выступил Мидхат, выразивший султану благодарность за провозглашение конституции, которая будет способствовать прогрессу страны. Прозвучала молитва за здоровье султана. Прогремел салют из 101 пушки, возвестивший о превращении Османской империи в конституционную монархию. И хотя первая турецкая конституция весьма мало ограничивала власть султана, сам факт торжественного провозглашения буржуазных свобод (неприкосновенность личности и имущества, свобода печати и т. д.) был важным шагом вперед в условиях феодально-султанского режима. Желая подчеркнуть новый характер отношений между народами империи, Мидхат после церемонии демонстративно посетил армянского и греческого патриархов.

В 1877—1878 гг. в Стамбуле состоялись две сессии первого турецкого парламента. Около 40% депутатов были представителями немусульманского населения. «Отца конституции» Мидхата на этих сессиях уже не было. Султан Абдул Хамид, начав борьбу с конституционалистами, в феврале 1877 г. сместил Мидхата с поста великого везира и выслал его за пределы империи. И все же парламент не стал простой игрушкой в руках султана и Порты. Некоторые депутаты позволили себе резкую критику правительства, обвинив его в неудачах турецкого оружия в войне 1877—1878 гг. с Россией. 20 января 1878 г. русские войска овладели Адрианополем (Эдирне), перед ними была открыта дорога на Стамбул. Начались переговоры о мире. Воспользовавшись удобной ситуацией, султан в феврале 1878 г. распустил парламент на неопределенный срок. Формально конституция не была отменена, но парламент больше не собирался, а султан Абдул Хамид установил в стране режим жесточайшей деспотии.

Так печально закончилась в Османской империи эпоха реформ нового времени. Для страны наступили мрачные времена.