Развитие науки, литературы и искусства в Стамбуле

В эпоху средневековья столица Османской империи не отличалась значительным развитием науки, литературы и искусства. И все же в этом городе чиновников и воинов, ремесленников и торговцев прошла жизнь некоторых видных деятелей турецкой культуры. Во второй половине XV в. здесь жил теолог, математик и астроном Лютфи Такади, создавший труд о классификации наук. Увлечение творениями древнегреческих философов и общение со стамбульскими учеными-греками было, вероятно, одной из причин того, что Лютфи Такади был признан еретиком и казнен. Примерно в те же годы в Стамбуле работал соратник знаменитого узбекского астронома и математика Улугбека Али-Кушчу, организовавший в султанской столице первую в Османской империи математическую школу. В первой четверти XVI в. в Стамбуле стало известно имя турецкого мореплавателя Пири Рейса, который в 1517 г. преподнес султану Селиму I свой труд — карту мира, составленную по многим другим картам, в том числе по карте, принадлежавшей самому Колумбу. Подробнейшее описание Стамбула XVII в. составил Эвлия Челеби, чей многотомный труд «Книга путешествий» является ценным источником по истории и географии Османской империи и многих европейских и азиатских стран. Современник Эвлии Челеби, энциклопедист Хаджи Хальфа (Кятиб Челеби), в середине XVII в. по поручению султана Мехмеда IV участвовал в подготовке законов, направленных на улучшение финансового положения империи. Он вошел в историю и как составитель трактата о мерах по ликвидации неурядиц в государственных делах. Его перу принадлежит много исторических сочинений, а также библиография книг на арабском, персидском и турецком языках, включающая 8 тыс. имен.

В Стамбуле жило немало поэтов, но лишь немногие вошли в историю турецкой литературы. Назовем талантливого лирика, любимца султана Сулеймана I и его преемников, Бакы (1527-1600), а таже блестящего сатирика Нефи (1572—1635). Сатирические стихи Нефи, обличавшие бездарных и корыстолюбивых сановников, стоили ему жизни. С согласия султана Myрада IV один из задетых сатириком везиров пригласил его в свой дом, где поэт был убит.

Основные стороны жизни Стамбула, сложившиеся в эпоху расцвета Османской империи, длительное время оставались без особых изменений. Лишь в XVIII столетии появляются новые веяния. Начавшийся в XVII в. упадок империи стал в XVIII в. особенно ощутимым на фоне экономического и культурного прогресса Западной Европы. Знакомство с опытом развитых европейских стран, в частности Франции, побуждало наиболее дальновидных государственных деятелей стремиться к проведению реформ на европейский лад. В Стамбул стали приезжать приглашенные Высокой Портой европейские инженеры, специалисты в области военного искусства и врачи; его начали посещать видные европейские ученые, музыканты, художники и литераторы. Одним из результатов пребывания турецкого посольства во Франции (1720 г.) было создание в Стамбуле типографии, печатавшей книги на турецком языке.

Первый печатный станок появился в Стамбуле еще в конце XV в., когда здесь была открыта еврейская типография. В 1565 г. в турецкой столице возникла армянская типография, а в 1627 г. греческие монахи основали здесь типографию, печатавшую книги на греческом языке. Турецкие власти между тем категорически запрещали действовавшим в Стамбуле типографиям выпускать книги не только на турецком, но и на арабском и персидском языках. Когда же в европейских типографиях в XVI — XVII вв. начали печатать книги на арабском языке (в 1542 г. был издан Коран, в 1593 г. — знаменитый «Канон» Ибн Сины), правители Османской империи долгое время не разрешали их ввоз в страну. Мусульманские религиозные сочинения, изданные типографским способом, были объявлены «нечистыми» и подлежали немедленному уничтожению, если попадали в пределы империя.

До появления в Турции первых печатных книг образованная прослойка турецкого общества Стамбула пользовалась рукописями. Мусульманский обычай создавать хранилища рукописных книг в качестве богоугодного дела был в Стамбуле широко распространен. В городе существовало множество частных библиотек, в которых хранились десятки тысяч рукописей на арабском, персидском и турецком языках. В 1719 г. была создана и дворцовая библиотека. Однако рукописная книга не могла полностью удовлетворить интерес к математике, астрономии, естествознанию, медицине. По мере знакомства с достижениями европейской науки и культуры потребность в печатной книге все более увеличивалась.

В 1726 г. Ибрагим Мутеферрика (венгр, принявший ислам) и Саид-эфенди обратились к великому везиру Ибрагим-паше с просьбой разрешить открыть типографию для печатания книг на турецком языке. 5 июля 1727 г. султан Ахмед III издал указ, разрешавший открыть типографию; однако указ запрещал публикацию книг религиозного содержания. То была уступка мусульманскому духовенству, решительно возражавшему против «осквернения» Корана и других религиозных книг. Между тем именно эта уступка невольно оказала услугу делу культурного развития страны и ее столицы: на турецком языке стали издаваться книги светского характера, способствовавшие распространению научных знаний.

Первая турецкая типография была открыта в Стамбуле в доме Ибрагима Мутеферрика в квартале Султан Селим. 31 января 1729 г. в свет вышла первая печатная книга — переведенный на турецкий язык арабский толковый словарь Джаухари, составленный в XVI в. В мае Ибрагим Мутеферрика издал географическое сочинение известного турецкого ученого XVII в. Хаджи Хальфы, затем в свет вышло несколько книг по истории. Наконец, была издана «Турецкая грамматика», составленная монахом-иезуитом Холдерманом. И хотя после смерти основателя первой турецкой типографии книгоиздательское дело у турок захирело надолго, она сыграла большую роль в развитии турецкой культуры.

Последнее десятилетие царствования султана Ахмеда III (1703—1730) вошло в историю Османской империи как «эпоха тюльпанов». Это название связано с тем, что после возвращения в 1720 г. турецкого посольства из Франции султан и столичная знать, наслушавшись рассказов о великолепных дворцовых парках и садах Франции, вознамерились завести такие же в турецкой столице. На берегах Босфора и Золотого Рога появилось множество садов, где чаще всего выращивались тюльпаны. В те годы даже ко всему привычные стамбульцы поражались огромным тратам высших сановников, которые сооружали себе дворцы в стиле барокко по привезенным из Франции проектам. В этот период и для султана было построено несколько зимних и летних дворцов, в том числе роскошный дворец Саадабад на берегу речки Татлы-су («Сладкие воды»). В столице появилось несколько парков, на территории которых были сооружены фонтаны на европейский манер. Столичная знать стремилась перенять манеры французской аристократии. В моду вошли празднества и увеселения, для которых великий везир приказал доставить в столицу из провинции около 2 тыс. музыкантов, 500 поваров, множество гимнастов, фокусников и мимов. Время от времени в Стамбуле устраивались представления, спортивные игры или скачки для развлечения простых горожан. И на все это тратилась уйма денег из казны, положение которой отнюдь не было блестящим.

В первой половине XVIII в. в Стамбуле возникли первые военные учебные заведения европейского характера, что объяснялось стремлением правительства модернизировать армию. В 1737 г. в Ускюдаре при артиллерийских казармах было открыто первое в Турции учебное заведение, где изучались точные науки, в частности прикладная математика. Его организовал Хумба-раджи Ахмед-паша (в прошлом граф Бонневаль) для подготовки образованных офицеров. Несколько позже, в 1761 г., в Стамбуле при содействии иностранного советника турецкой армии барона де Тотта было открыто несколько специальных школ для навигаторов, артиллеристов и фортификаторов. В 1773 г. в Сютлюдже было основано морское инженерное училище. Примечательно, что непосредственным поводом к его созданию послужило поражение, нанесенное турецкому флоту русской эскадрой в Чесменском бою (7 июля 1770 г.)

К концу XVIII в. Стамбул был огромным разноликим городом, привлекавшим не только путешественников, но и европейских специалистов, искавших здесь выгодную службу. Стамбул оставался столицей огромного государства, обладавшего огромными материальными ресурсами и немалой военной мощью. Но упадок Османской империи — экономический и военный — был столь очевиден, что необходимость поисков выхода из тяжелого положения стала все более сознаваться правящими кругами страны. Древнему городу на берегах Босфора предстояли многие перемены.