Мечети Стамбула

Неповторимый облик Стамбула создавали бесчисленные мечети. Мехмед II повелел превратить в мечеть храм св. Софии. Завоеватели безжалостно замазали известкой великолепные мозаики, заменили крест на куполе полумесяцем; позже по углам храма встали четыре высоких минарета, и бывшая святыня христиан приобрела вид большой мечети. В мечети были перестроены с течением времени и многие другие христианские храмы Константинополя: церковь Хора стала мечетью Кахрийе, церковь Памма-каристи — мечетью Фетхийе, церковь Пантократора — мечетью Зейрек. Около 20 крупных церквей были превращены в мечети и в этом новом качестве существовали в течение веков, напоминая о византийском периоде в жизни древнего города.

Мечеть Эйюба Ансари была первой мечетью, построенной по приказу султана в завоеванном городе. В ней хранились драгоценные реликвии ислама, в частности камень из священной для всех мусульман мекканской мечети Кааба, сохранивший на себе, по убеждению верующих, отпечаток ноги Мухаммеда. Как отмечалось, именно здесь происходил обряд восшествия на престол турецких султанов. Здание мечети, сооруженное из белого мрамора, венчали два изящных минарета. Во дворе находился источник, воды которого считались способными исцелять болезни и облегчать страдания. Мечеть и тюрбе Эйюба Ансари на протяжении веков входили в число наиболее почитаемых мусульманами святых мест Стамбула.

Вскоре началось сооружение новых мечетей. Первые постройки мало отличались от ранних турецких мечетей Бурсы или Изника (Никеи). Правда, использовался и опыт византийских зодчих, а в некоторых случаях их приглашали руководить крупными стройками. Так, сооружением мечети Мехмед Фатих, названной так в честь султана Мехмеда II Завоевателя (Фатиха), руководил грек Христодул. Эта мечеть строилась около восьми лет на месте бывшего храма св. Апостолов и в основном из его материала. Ее громадный купол уступал по своим размерам только куполу храма св. Софии. В 1768 г. мечеть была разрушена землетрясением, после чего была отстроена заново. В обширном дворе мечети, как, впрочем, и во дворах других крупных мечетей Стамбула, располагались несколько медресе, богадельня, госпиталь, библиотека, усыпальницы султанов, принцев и принцесс османской династии, гробницы святых и особо почитавшихся лиц.

С конца XV в. появился новый для османского, искусства тип мечети, образцом для которого в значительной степени послужил храм св. Софии. Вообще, его архитектура оказала большое влияние на турецкое зодчество. Когда архитектор Кемальэддин приступил к проектированию мечети в честь царствовавшего в то время султана Баязида II, он взял в качестве образца храм св. Софии. Завершенная в 1501 г., мечеть Баязида напоминала его общим рисунком, размерами, формой купола. «И хотя турецкие зодчие,— отмечает искусствовед Ю. А. Миллер,— часто творчески перерабатывали саму идею св. Софии, в десятках и сотнях мечетей, возведенных в последовавшие столетия по всей Османской империи, без труда угадывается прославленный христианский храм... Возникшие вслед за мечетью Баязида памятники имеют цельный художественный образ. Основой продолжает служить куб, завершающийся полусферическим куполом. Еще Кемальэддин, вводя в планировку мечети Баязида перекрытые куполами крылья, соединенные аркадами с центральной частью, развил более ранний конструктивный прием. Добавив же обширный, окруженный купольной колоннадой квадратный двор — харим, или авлу, перед мечетью, с фонтаном для религиозных омовений, он не только внес еще один новый элемент в общее решение, но и осуществил задачу создания культового комплекса. Многократно повторяемый впоследствии, этот элемент не был случайным, а имел глубокий смысл. Легкие колоннады двора, тонкие и стройные минареты, играя подчиненную роль, подчеркивали крупные, нерасчлененные формы средней части комплекса. В полном соответствии с главной идеей разрабатывались и интерьеры — в виде огромных по объему помещений, переходящих в подкупольное пространство».

В середине XVI в. в Стамбуле было сооружено много великолепных зданий по проектам Синана - одного из самых выдающихся и плодовитых турецких архитекторов. По происхождению грек из города Кайсери в Малой Азии, в Стамбул он попал мальчиком в числе христианских детей, отобранных для службы в янычарском корпусе. В юности Синан служил в рядах янычар и участвовал во многих походах. Затем занялся архитектурой. Блестящие способности привели его во времена правления Сулеймана I на пост главного придворного зодчего. По проектам Синана и под его руководством в различных городах Османской империи были построены 81 соборная и 50 малых мечетей, 55 медресе, 32 дворцовых здания, 19 мавзолеев, 17 имаретов — мусульманских благотворительных заведений, 3 больницы, 7 акведуков, 8 мостов, 17 караван-сараев, 33 бани и ряд других сооружений. Синан прожил необычайно долгую жизнь — 110 лет. Наибольшую славу принесли ему три мечети — шедевры средневековой османской архитектуры: мечеть Шах-заде и мечеть султана Сулеймана I (Сулейманийе) в Стамбуле и мечеть султана Селима I (Селимийе) в Эдирне.

Мечеть Шах-заде была завершена в 1548 г. Ее строили по приказу султана Сулеймана I. Предание гласит, что Сулейман повелел умертвить своего сына Мустафу по подозрению в измене в результате ложного доноса, который был следствием интриги жены Сулеймана, Роксоланы. Другой сын султана, Джихангир, вскоре умер, не вынеся смерти любимого брата. Когда к жестокому отцу пришло запоздалое раскаяние, он пожелал воздвигнуть мечеть в память погибших сыновей и назвал ее «Шах-заде», что означает по-турецки «принц», «наследник престола».

В 1550 г. Синан по приказу Сулеймана начал сооружение еще одной мечети. Султан хотел, чтобы новая мечеть стала чем-то вроде памятника его великолепному царствованию. Строительство продолжалось целых семь лет. Сулеймана это раздражало, и, если верить историкам, он не раз давал Синану понять, что тот рискует кончить свои дни, как зодчий Аяз, который был казнен Мехмедом II за затяжку в строительстве одного из воздвигавшихся по высочайшему указу зданий. Турецкий путешественник, географ и писатель XVII в. Эвлия Челеби приводит в своем труде полулегендарный рассказ о ларце с драгоценностями, который персидский шах послал султану с откровенным намеком на то, что у него не хватает средств на завершение такого большого строительства. Сулейман повелел Синану употребить шахские драгоценности в строительстве наравне с обычными камнями. Султан мстил шаху за издевку, но мечеть и в самом деле стала драгоценной. Отнюдь не легендарен факт, что на ее постройку были израсходованы колоссальные суммы. Правда, здание оказалось великолепным; оно восхищает как монументальностью, так и мастерством планировки и внутренней отделки. При мечети были несколько медресе, тюрбе султана Сулеймана и его жены, медицинская школа, больница и благотворительная столовая. Со временем здесь были сооружены мавзолеи и нескольких других султанов. В самом конце XVI в. рядом с великолепными мавзолеями появилась и скромная гробница самого Синана.

Среди других построек Синана выделялось медресе в Ускюдаре (Скутари) — азиатской части Стамбула. В дальнейшем оно стало как бы эталоном для строительства крупных медресе.

Строительство культовых зданий шло в Стамбуле непрерывно и в XVII в. Среди мечетей, выросших в тот период, наиболее интересна мечеть султана Ахмеда I — Ахмедийе. Ее автором был Мехмед-ага - один из талантливейших учеников и последователей Синана. Здание мечети было громадным: в нем одновременно могли совершать молитву 35 тыс. верующих. Другая впечатляющая особенность заключалась в том, что были сооружены не традиционные два или четыре минарета, а шесть.

Об истории строительства минаретов мечети Ахме-дийе также сложились легенды. Одна из них гласит, что шесть минаретов появились в результате ошибки архитектора, неверно понявшего приказание Ахмеда I. Султан якобы повелел воздвигнуть «золотые минареты» (по-турецки «алтын минаре»), а глуховатый архитектор, не осмелившийся нарушить этикет, который запрещал переспрашивать султана, решил, что ему приказано строить «алты минаре», т. е. «шесть минаретов». Другое предание — менее анекдотичное — рассказывает, что султан Ахмед I действительно приказал соорудить шесть минаретов, пожелав, чтобы воздвигаемая в его честь мечеть во всем превзошла Айя-Софью (св. Софию). Однако ортодоксы усмотрели в этом попытку принизить значение мечети в Мекке, имевшей пять минаретов. Поскольку минареты Ахмедийе уже были сооружены, султану пришлось пристроить к мекканской мечети еще два минарета, возвратив ей утраченное преимущество. Впрочем, скорее всего шесть минаретов Ахмедийе возникли в проекте самого архитектора, стремившегося к оригинальному решению. Так или иначе, но творение Мехмед-аги по праву заняло выдающееся место в поистине грандиозном ансамбле мечетей Стамбула. К концу XVII в. в османской столице насчитывалось 485 соборных и 4495 приходских мечетей, при них находилось 515 медресе. К числу культовых сооружений этой эпохи относились и дервишские обители (тек-ке), которых в Стамбуле в XVII в. насчитывалось более 500.