Этнический состав жителей Стамбула

Этнический состав жителей средневекового Стамбула был весьма разнообразен. Большую часть населения составляли мусульмане, преимущественно турки. Самой большой группой нетурецкого населения были греки — выходцы из Мореи, с островов Эгейского моря и из Малой Азии. Уроженцев византийской столицы осталось очень мало, ибо почти всех их либо продали в рабство, либо по приказу Мехмеда II разослали по разным городам — в Эдирне, Гелиболу (Галлиполи), Бурсу. Зато множество греков было переселено в Стамбул из Измира (Смирны), Синопа, Самсуна и Трабзона (Трапезунда). Греческие кварталы возникали вокруг церквей и резиденции греческого патриарха. Поскольку греческих церквей сохранилось немало (в XVII в. около 30) и они были разбросаны по всему городу, кварталы с компактным греческим населением постепенно появлялись в разных районах Стамбула и в его пригородах. В 1601 г. резиденция греческого патриарха была перенесена в квартал Фанар. Этот квартал стал и местом жительства наиболее зажиточных слоев греческой общины. Греки играли важную роль в торговле, рыболовстве и мореходстве, занимали прочные позиции в ремесленном производстве. Большинство питейных заведений и таверн также принадлежало грекам.

Значительную часть города занимали кварталы армян и евреев, селившихся, как правило, вокруг церквей и синагог либо вблизи резиденций духовных глав своих общин — армянского патриарха и главного раввина.

Армяне составляли вторую по численности группу нетурецкого населения. Армянская община Стамбула начала складываться из уроженцев малоазиатских городов Сиваса, Кайсери, Аданы и Токата. Значительные массы армян перебрались в Стамбул в начале XVII в. из восточных районов Анатолии. После превращения Стамбула в перевалочный пункт товаров, шедших с Востока в Европу, армяне стали активно участвовать в международной торговле в качестве посредников. Со временем они перешли к крупным финансовым операциям, заняв важное место в банковском деле. Весьма заметную роль играли армяне в ремесленном производстве Стамбула.

Третье место по численности занимали евреи. Исторические судьбы соединили в турецкой столице евреев из Византии, изгнанников из Испании и Португалии (сефарды), Германии и стран Центральной Европы (ашкенази) и, наконец, переселенцев из Италии. Вначале евреи занимали десяток кварталов у Золотого Рога, а затем стали селиться в других районах старого города. Появились еврейские кварталы и на северном берегу Золотого Рога. Евреи участвовали в посреднических операциях международной торговли, а также занимались банковским делом.

В Стамбуле было немало арабов, преимущественно выходцев из Египта и Сирии, а также албанцев, в большинстве своем мусульман. В турецкой столице, ставшей конгломератом рас и народностей, жили сербы и валахи, грузины и абхазцы, персы и цыгане. Здесь можно было встретить представителей практически всех народов Средиземноморья и Ближнего Востока. Еще более пестрой картину турецкой столицы делала Галата, где постепенно сложилась колония европейцев — итальянцев, французов, голландцев и англичан, занимавшихся торговлей, врачебной или аптекарской практикой. В Стамбуле их обычно называли «франками», объединяя под этим названием выходцев из разных стран Западной Европы — католиков.

Соотношение мусульманского и немусульманского населения Стамбула в 1478 и 1520—1530 гг. было стабильно: 58% составляли мусульмане и 42%—немусульмане. Данные эти весьма любопытны, так как они свидетельствуют о том, что Стамбул отличался по составу населения от всех других городов Османской империи, где немусульман было куда меньше. Наличие в столице столь больших групп подвластных народов было утверждено законами империи. Султаны в первые века существования Османской державы как бы демонстрировали на примере столицы возможность сосуществования завоевателей и покоренных. Впрочем, это никогда не заслоняло огромную разницу в их правовом статусе. Во второй половине XV в. турецкие султаны установили, что духовными и некоторыми гражданскими делами (вопросами брака и развода, имущественными тяжбами и т. п.) греков, армян и евреев будут ведать их религиозные общины (миллеты). Патриархи греко-православной и армяно-григорианской общин, а также главный раввин иудейской общины были поставлены в положение посредников между султаном и немусульманским населением. Через них власти взимали и налоги, и сборы с немусульман. Султаны покровительствовали главам общин, оказывали им всевозможные милости в качестве платы за поддержание в их пастве духа покорности и повиновения властям. Их резиденции и канцелярий в Стамбуле на протяжении четырех веков входили в число важных центров не только религиозной, но и социально-политической жизни столицы.

Немусульманам в Османской империи был закрыт доступу к административной или военной карьере, поэтому большинство жителей Стамбула, не исповедовавших ислам, занимались ремеслом или торговлей. Исключение составляла небольшая часть греков из богатых семей, живших в квартале Фанар на европейском берегу Золотого Рога. Греки-фанариоты находились на государственной службе, преимущественно в должностях драгоманов — официальных переводчиков. С течением времени греки, армяне, евреи заняли прочные позиции во всех областях экономической жизни Турции. В их руки перешла внешняя и внутренняя торговля. Они были банкирами, менялами и ростовщиками. Наконец, нетурецкое население составляло основную массу стамбульских ремесленников.

«Несмотря на многообразие территорий и народов, находившихся под властью султана,— пишет современный французский исследователь Роберт Мантран,— на протяжении всей своей истории османская столица — Стамбул — была воплощением империи, вначале вследствие космополитической природы своего населения, где, впрочем, турецкий элемент был главенствующим и преобладающим, а затем благодаря тому, что она представляла собой синтез этой империи в виде ее административного и военного, экономического и культурного центра».