Культура Ирана в Средние века

Последствием арабского завоевания было долгое исключительное господство арабского языка в литературе – научной и художественной. С середины VIII в. в Иране возникло патриотическое течение – шуубия, представлявшее оппозицию культурному, а иногда и политическому господству арабов. Но продолжали писать шуубиты по-арабски.

Уже к IX в. в Иране сложился литературный язык фарси, или новоперсидский (дари – «придворный»), близкий к родственным разговорным языкам-персидскому и таджикскому. В X в. новоперсидский язык приобрел широкое распространение в поэзии, а с середины X в. получил доступ и в научную литературу, хотя в последней арабский язык долго сохранял еще преобладание. Произведения новоперсидской поэзии – из них в X в. важнейшими были произведения поэтов Рудаки и Дакики – вошли в литературный фонд и персов, и таджиков. Позднее новоперсидский язык как язык литературы распространился не только в Иране, Средней Азии и Азербайджане, но и в сельджукской Малой Азии, и в мусульманских государствах Индии.

Величайшим новоперсидским поэтом мирового значения был Фердоуси (934 г. – ок.1025 г). Его грандиозная поэма «Шах-наме», («Книга царей») представляет в основном части поэтическую обработку фольклорного материала – героического эпоса и официальной истории Сасанидов - «Хватай – намак» («Книга владык»). Крупными персидскими поэтами XI в. были: Фаррохи, сын раба, тонкий лирик и мастер пейзажа; Фахр од-Дин Горгани, автор любовной поэмы «Вис и Рамин». Крупным математиком, астрономом, поэтом – философом и вольнодумцем был Омар Хайям.

В XII в. крупнейшими персидскими поэтами были мастер касыды (хвалебной оды) Анвари, ширванец Хакани, гениальный романтик Низами Ганджинский, автор «Пятерицы» («Хамсе»).

В XI в. в персидскую поэзию проникло влияние суфизма – мистического течения в исламе. Суфизм, неразрывно связанный с аскетическим движением в исламе – дервишеством, с его проповедью отречения от мира и с осуждением богатства и роскошной и праздной жизни господствующего класса, отразил протест, хотя и пассивный, социальных низов. Между XI и XV вв. суфизм очень широко распространился в Иране, преимущественно среди горожан, а затем и крестьян. Сочетание суфизма с исмаилизмом характерно для мировоззрения путешественника, поэта и философа Насире Хосрова. Влияние суфизма сказалось и в поэзии Низами Ганджинского.

Бируни – иранский деятель науки, великий ученый энциклопедист, автор трудов по математике, астрономии, естественным наукам, географии и истории. Великим ученым – энциклопедистом и философом-рационалистом был Абу Али ибн Сина (Авиценна, как называли его в Западной Европе, 980-1037). Его «Канон врачебной науки», признавался лучшим трудом по медицине; переведенный с арабского на латинский язык, он до середины XVII в. служил лучшим руководством для медиков всей Европы. Философские взгляды Ибн Сиены изложены в его «Книге исцеления». В IX – XI вв. высокого развития достигла архитектура Ирана.

Зданиям мечетей были приданы квадратные или прямоугольные формы с аркадами и высокими порталами. Уже в XI – XII вв. стрельчатая форма арки получила преобладание. Из дошедших до нас светских зданий можно отметить многогранные башнеобразные мавзолеи, покрытые шатровыми куполами; такова башня – мавзолей Кабуса в Горгане. Главным строительным материалом для монументальных зданий в Иране был жженый кирпич, дома большинства горожан, как сообщают географы X в., строились из глины или сырцового кирпича. Здание снаружи и внутри украшались орнаментами из резного жженого кирпича и алебастра. Позднее стали также применять орнаментовку зданий мозаиками из цветных блестящих глазурованных плиток или многоцветной росписью по штукатурке или алебастру.

В X-XII вв. в Иране высокого развития также достигло художественное ремесло – росписи тканей, орнаментальное золотое и серебряное шитье, ковроткачество, производство сосудов из серебра, бронзы и меди с орнаментальной резьбой, а особенно керамика – производство глазурованных и люстровых фаянсовых изделий.

Показателем культурного прогресса Ирана был рост числа общественных и дворцовых библиотек. Библиотеками славились Шираз, Исфахан, Хамадан, Саве, Рей, Мерв, Нишапур. Высшими школами – медресе были известны Исфаган, Саве, Рей, Нишапур (медресе Низатмште, основанное Низам оль-Мольком), Мерв, Балх.

Монгольское завоевание вызвало временный упадок культурной жизни. Монгольские ильханы, начиная с Хулагу – хана, не ценили персидской поэзии, не зная ее языка, но они охотно привлекали к себе на службу ученых: врачей, математиков, которых они использовали в финансовом ведомстве и в строительстве, астрономов в качестве придворных астрологов, историков, которым давали заказ – восхвалять завоевания и деяния Чингиз-хана и его потомков. Крупнейший математик и астроном Насир од-Дин Туси построил большую обсерваторию в Мараге с библиотекой, насчитывающей 20 тысяч книг; здесь работали наряду с местными, также индийский и китайские астрономы. На рубеже XIII и XIV вв. упомянутый уже министр-историк Рашид ад-Дин в принадлежавшем ему лично «Рашидовом квартале» в Тебризе создал библиотеку с 60 тыс. книг, ряд медресе с 6 – 7 тыс. студентов, госпиталь, бывший вместе с тем и научным учреждением, где работали 50 хирургов, окулистов и врачей других специальностей, в числе их – врачи из Сирии, Египта, Индии и Китая, а также госпиталь в Хамадане. Газан-хан, знакомый с персидской культурой и знавший несколько языков, также основал большой госпиталь и медресе в Тебризе.

Иранская архитектура этой эпохи дала ряд образцов высоко искусства. К XIII в. относится недатированный мавзолей Алидов в Хамадане – Гонбаде Алавиян. В XIII – начале XIV в. были построены башнеобразные многогранные мавзолеи в Мараге, Салмасе, Исфагане (мавзолей Имамзаде Джафар) и в других городах. На рубеже XIII и XIV вв. велось интенсивное строительство в Тебризе и его пригородах, в частности мавзолей Газан-хана с самым высоким куполом в Иране и украшенная мрамором мечеть везира Тадж-од-Дина Алишаха Гиляни. К началу XIV в. относятся: восьмигранная купольная мечеть-мавзолей Ульджайту-хана в Султании; мечеть в Верамине со стройным стрельчатым порталом и куполом, покрытым цветными глазурованными изразцами; великолепный резной михраб Ульджайту-хана в старинной соборной мечети в Исфагане.

В XV в. были сооружены великолепная мечеть в Мешхеде, носящая имя Гаухар Шад, жены султана Шахроха; медресе султана Хосейна в Герати и других. При постройке мечетей, мавзолеев, дворцов наряду со старинными резными орнаментами по алебастру широко применялась облицовка порталов, куполов и стен цветными, глазурованными фаянсовыми и люстровыми изразцами и мозаиками на них.

Искусство миниатюры в Иране представлено высокими образцами. Многие рукописи XIII – XIV вв. иллюстрированы замечательными миниатюрами. Миниатюры XIII – XIV вв. обнаруживают некоторое китайское влияние, переданное через монголов. Персидские миниатюры этой эпохи имеют большое значение для изучения костюмов персов и монголов. В XV в. прославилась гератская школа художников – миниатюристов, ее величайшим мастером был Бехзад. Процветало также старинное иранское искусство-каллиграфия.

В этот период получила расцвет классическая поэзия на персидском языке. Гениальный персидский поэт Саади (1184 – 1292) – тончайший мастер стиха, автор всемирно известных сборников дидактических рассказов «Гулистан» («Цветник») и «Бустан» («Плодовый сад»), сборников газелей, элегии на взятие Багдада Хулагу-ханом и другие. Одним из величайших персидских поэтов был Хафиз (Шамс од-Дин Мохаммед, ок. 1320 – 1390 гг.), так же как и Саади, живший в Ширазе. Диван (собрание стихов) Хафиза отличается несравненным мастерством формы. Народная поэзия представлена крупным поэтом Ибне Ямином, участником сарбедарского движения (умер в 1368 г.) и Убейде Закани (ум. В 1370 г.) Последний в своих сатирах гневно обличал растленные нравы, лицемерие и паразитизм феодальной знати. Большое развитие в Иране в XIII – XIV вв. Получила историография.

Из произведений, написанных по заданию монгольских ханов – завоевателей, важное значение имеет трехтомный персидский труд, служившего монголам хорасанского феодала Джувейни (1226 – 1283), содержащий историю Чингиз – ла Джувейни (1226 – 1283), содержащий историю Чингиз-хана и его преемников, а также хорезм-шахов и исмаилитов Аламута. Важнейшим историком Ирана был Рашид ад-Дин Фазлаллах Хамадани (ок. 1247 – 1319 гг.) – медик, энциклопедист и мусульманский теолог, составил к 1311 г. вместе с целым коллективом сотрудников грандиозный труд на персидском языке по всеобщей истории «Джами от-товарих» («Собрание летописей»).

Очень содержательная также частная переписка Рашид ад-Дина с его сыновьями – наместниками областей и с разными представителями чиновной и духовной знати. Она содержит ценные сведения о налоговой системе, о положениях крестьян, о торговле и т.д.).

Рашид ад-Дин – идеолог иранской гражданской бюрократии тесно связанной с мусульманским духовным сословием; он – сторонник сильной центральной власти в лице ильхана, поэтому враждебен к тенденции феодальной раздробленности и к ее наиболее упорной представительнице – монголо-тюркской военно-кочевой знати. И Джувейни и Рашид ад-Дин, несмотря на официальную промонгольскую направленность своих сочинений, отнюдь не замалчивали темных сторон монгольского владычества – опустошения городов и областей, массовой резни и тотального грабежа, хищнической налоговой политики, произвола властей.

Интересные материалы по политической и социально – экономической истории Ирана XIII – XV вв. содержатся и в трудах известных историков и географов этого периода – Вассафа, Хамдаллаха Казвини, Хафизм Абру, Мирхонда и др.

В историографии Ирана данного периода персидский язык почти вытеснил арабский.

В XIII – XV вв. влияние суфизма на поэзию, как и на общественную жизнь в Иране, было особенно сильным. Этому способствовали ужасы монгольского завоевания и беспросветный гнет завоевателей, побуждавшие многих людей искать выхода в «бегстве от мира», в уходе к аскетизму и к замкнутой созерцательной жизни. Влияние суфизма заметно в поэзии Саади и Хафиза. Величайшим из суфийских персидских поэтов был Джалал од-Дин Руми (1207 – 1273). В поэзии Руми крайний мистицизм и пантеизм сочетается с гуманистической проповедью свободы мысли, широкой веротерпимостью и протестом против угнетения человека. Суфийские идеи излагали в стихах многие поэты этого времени, иногда суфийская форма служила прикрытием для религиозного и философского вольномыслия, поскольку пантеизм мог быть маскировкой и для скрытого атеизма.

В данную эпоху, как и раньше, суфизм был общим наименованием для целого ряда мистических систем как «правоверных» так и «еретических», суннитских и шиитских, представленных в ряде дервишских орденов. Общим элементом идеологии всех направлений суфизма было учение о возможности для суфия путем бедности, нестяжания и самоотречения, долгой созерцательной и аскетической жизни, под руководством – дервишеского шейха («старца») достигнуть личного общения с богом.

При всем наличии оттенков суфизма можно наметить два основных направления – умеренное (монотеистическое) и «крайнее» (пантеистическое).

Так как суфизм не представлял собой идеологического единства нельзя говорить и о единой социальной базе суфизма. Социальная среда, в которой разные течения суфизма находили адептов, была неодинакова, при том одни и те же дервишеские ордена в разное время могли отражать интересы разных социальных слоев. Иногда активный протест народных масс против гнета феодалов облекался в идеологическую форму суфизма и дервиши играли активную роль в народных движениях. В данную эпоху заметна также тенденция приспособления суфизма к интересам класса феодалов. Учение о бедности стали толковать так, что суфий может и оставаться богатым лишь бы не привязывался душой к богатству и смотрел на себя не как на собственника, а лишь как на хранителя богатства, доверенного ему Богом. Предполагалось, что такой богатый суфий на себя лично тратит гроши, а остальные средства расходует на религиозные и благотворительные цели; но так как никто не контролировал его, то на практике эти моральные правила его не стесняли. Многие дервишеские шейхи находили покровителей среди феодалов и сами, обрастая пожертвованными им земельными и другими богатствами, также превращались в феодалов. Официальным исповеданием во всех государствах Ирана XIV – XV вв., кроме Гиляна и Мазендерана, был суннизм. Официально большинство населения считалось также суннитским. В городах, кроме Кум, Кашан, Сабзевар и др., преобладали сунниты. Но так как в Иране протекали под идеологической оболочкой разных течений шиизма, есть основание предполагать, что среди сельских жителей было множество тайных шиитов, официально выдававших себя за суннитов, руководствуясь шиитским принципом «такие» - «благоразумного скрывания» своей веры.